В кого влюблен самый известный алтайский адвокат

Какое место в жизни Леонида Шпица занимает работа

13 лет назад в крае была создана палата адвокатов, ставшая правопреемницей Алтайской коллегии адвокатов. Задачи организации остались прежними – защищать права и законные интересы граждан. Именно этим сегодня занимаются около 800 профессиональных адвокатов края, услуги и консультации которых могут в любой момент понадобиться 2.5 млн. жителей региона.

В течении всех 13-ти лет, с небольшим перерывом, деятельность адвокатской палаты возглавляет Леонид Шпиц.

- Леонид Гидальевич, каков на сегодняшний день Ваш адвокатский стаж?

- Скоро мне предстоит отметить два крупных юбилея. В январе будущего года исполнится ровно 30 лет, как я бросил курить. А в феврале 2017 года я отмечу полувековой юбилей своей адвокатской деятельности.

- Заранее поздравляем с «золотой свадьбой» на адвокатуре. А пока хотим спросить о том, не возникало ли у Вас когда-нибудь крамольной мысли о том, что Вы выбрали для себя не ту карьеру? Вашу бы энергию, да в мирное русло, направленное не на защиту преступников, а, предположим, на лечение людей, на их обучение или какие-то другие более позитивные стороны жизни…

- Какой смысл говорить о том, как могла сложиться моя судьба, выбери я иную карьеру? Я стал тем, кем я являюсь – сначала практикующим адвокатом, затем администратором на этом же поприще. Но мне никогда не приходилось сожалеть о сделанном мною выборе профессии. А самое главное – я никогда не считал профессию адвоката негативной. Потому что нашими клиентами являются не преступники ( преступником человека может назвать только суд, да и то иногда- по ошибке), а люди. Мы же обеспечиваем им конституционное право на защиту в суде. Впрочем, в последнее время я  оказался довольно тесно связан с системой образования. В январе этого года на юридическом факультете АлтГУ была открыта новая кафедра адвокатуры и адвокатской деятельности, которую возглавил ваш покорный слуга.

- Вы всегда сетовали о том, что наши суды заточены на обвинительный уклон. И в связи с этим работающее в них адвокат и прокурор изначально поставлены в неравные условия…

 - В неравные – это слишком мягко сказано. А если по существу, то неравенство наступает с момента оплаты деятельности государственного обвинителя и государственного защитника. Термин «государственный защитник» я употребил не случайно. Сегодня в связи с происходящими в стране процессами наблюдается резкое обнищание населения. Поэтому услугами платного адвоката могут воспользоваться единицы. 90 процентам людей, а может и больше, при привлечении их к ответственности не остаётся ничего другого, как воспользоваться помощью адвоката по назначению – т.е. фактически положенного им по закону государственного защитника. В нашей системе есть понятие «судодень», включающая в себя работу в течении одного рабочего дня представителя прокуратуры и адвокатуры. Эта работа, как и любая другая, должна оплачиваться. Но вот уровень оплаты гособвинителя и госзащитника – небо и земля. Гособвинитель получает за свою работу в разы больше. Но это не главное. Главное отношение к прокурору и адвокату. При объявлении судебного перерыва первый может позволить себе бесцеремонно зайти в совещательную комнату и уединиться с председательствующим в процессе судьёй, тем самым нарушая основополагающие нормы УПК . А адвоката бывает, что даже не пускают в здание суда. А если и снизойдут до этого, то могут устроить форменный обыск, бесцеремонно копаясь в его личных вещах. Так что разные подходы к прокурору и адвокату чувствуется не только в денежном вопросе, но и в обычном человеческом отношении.

- Леонид Гидальевич, вкратце расскажите о задачах руководства адвокатской палаты?

- На самом деле задач не меньше, а даже больше, чем проблем. Ну,  к примеру, мы должны регулярно оказывать бесплатные юридические «ликбезы» для населения края и в первую очередь, для тех, кто проживает в сельской местности. За эту работу наши адвокаты получают гроши, и её правильнее было бы назвать подвижничеством. Но мы понимаем, что эта деятельность необходима для людей и будем продолжать её во чтобы то не стало. Ещё один важный аспект деятельности руководства палаты – повышение уровня квалификации её членов. В рамках решения этой задачи мы ежегодно отправляем по нескольку десятков членов палаты для повышения квалификации в специальную Московскую академию адвокатуры и это обходится нам  значительные средства.

- А теперь несколько слов о проблемах…

- В последнее время наблюдается очень неприятная тенденция, когда МВД , ссылаясь на отсутствие средств,  отказывается оплачивать работу адвокатов по назначению. Не мне Вам объяснять, к каким  последствиям это может привести. Просто, сначала в судах перестанут рассматриваться уголовные дела, возбужденные в отношении лиц, подозревающихся в совершении тех или иных преступлениях – так как без адвоката это сделать невозможно. Затем арестованных и содержащихся до суда в следственных изоляторах людей начнут выпускать на свободу – так как бесконечно долго содержать людей под стражей не позволяет закон. В результате, весь этот криминал выплёскивается на улицу. И начинается коллапс!

- Леонид Гидальевич, насколько мы помним, эта проблема не нова. Подобное происходило в 90-х при тогдашнем начальнике ГУВД генерале Валькове. Но, насколько мы помним, Владимир Алексеевич, просто не хотел выделять назначенным адвокатам деньги из прихоти. Но сегодня ситуация может носить принципиально другой характер, когда у МВД просто действительно нет денег.

- Как недавно сказал наш президент Владимир Владимирович Путин, деньги есть. Надо только научиться с умом их тратить. Экономить на назначаемых адвокатах – глупо. Потому что их вовремя не обслуженные и не дошедшие до суда, а значит, не дождавшиеся приговора клиенты способны добавить полиции столько работы, что мало никому не покажется.

- А может таких людей стоит просто расстреливать без суда и следствия?

- Я оценил ваш юмор. Но поверьте мне на слово, любой уважающий себя адвокат никогда не станет «отмазывать» закоренелого преступника от заслуженного приговора. Задача адвоката в другом – найти обстоятельства, смягчающие вину обвиняемого…

- И никогда не пойдёт на то, чтобы пронести содержащемуся в СИЗО клиенту мобильный телефон, а то и наркоту?

- Чего греха таить, встречаются «оборотни» и в нашей среде. Мы их выявляем и избавляемся от них. Но уверяю вас, что непорядочных адвокатов гораздо меньше, чем непорядочных чиновников и полицейских.

- Леонид Гидальевич, а Вас чиновничья карьера никогда не прельщала?

- Не скрою, такие предложения в мой адрес периодически поступали, даже в суд работать приглашали. Да и сейчас я являюсь членом двух комиссий администрации Барнаула — по собственности и по реабилитации. Кроме этого, систематически приглашают в качестве консультанта. Но, чтобы стать профессиональным чиновником – об этом я даже никогда не задумывался. Я с самого начала влюбился в свою профессию и теперь она уже меня точно никуда не отпустит.

16:03 24/11/2015 г